Андрей Кивинов: Первые книги писал в засадах и на вокзале

Андрей Кивинов
Андрей Кивинов

Известный писатель Андрей Кивинов, который пришел в литературу из милиции, рассказал «Сегодня», как из Безрукова делали матерого авторитета, о пьющих актерах и почему сам не смотрит криминальные фильмы

— Андрей, вы написали сценарий для фильма «Каникулы строгого режима», который в народе окрестили «Джентльмены удачи-2»… Вы сознательно хотели сделать что-то вроде современного римейка этой культовой советской комедии?

— Это как-то само по себе получилось. Римейка я не делал, да и параллелей каких-то с комедией Серого (реж. «Джентльменов». — Авт.) не проводил. Они же, на мой взгляд, совершенно разные. Единственное, что их объединяет: в советской комедии воспитатель становится зэком, а у меня зэк — воспитателем. Такая вот метаморфоза. Хотя такое сравнение мне в чем-то даже льстит.

— Сергей Безруков (исполнитель главной роли вора по прозвищу Сумрак) с вами советовался, каким должен быть его герой, как лучше его сыграть?

— Со мной — нет. Фильм снимали под Псковом, у меня было полно другой работы, а вот мой соавтор — Федор Крестовый, так тот почти безвылазно на площадке время проводил. Контролировал, консультировал, устранял ляпы. У Федора опыт богатый — он ведь реально сидел. Причем 12 лет. Так что зэковский сленг, зону и все ее обычаи знает, как свои пять пальцев. Вот с ним Безруков общался не раз. Кстати, многие фанаты Сергея считают, что для роли крутого зэка он слишком… мягкотел. Чуть ли не пародия на Сашу Белого из «Бригады». Позволю себе не согласиться. Дело в том, что в прокате шла урезанная версия фильма — с хронометражем в 113 минут. На самом же деле материала было снято намного больше. Полностью картину в ближайшее время должны показать по TV. Так вот, в киноверсию не вошло как раз много сцен с зоны, где герой Безрукова показан во всей красе. Те, кто видел его в образе, говорили: «Матерый авторитет».

— А какие криминальные фильмы смотрит бывший опер Кивинов?

— Честно говоря, я не очень люблю смотреть кино подобного рода. Даже ту же «Бригаду» не смотрел. Во-первых, в свое время на работе всей этой криминальной «романтики» выше крыши насмотрелся. А во-вторых, в отечественных лентах слишком много откровенно глупых ляпов: кокарды на фуражках видоизменяются, звездочки на погонах «прыгают». Был капитан, а через минуту — лейтенант. И смех и грех. Разве что иностранные порой могу одним глазком. Скажем, сериал «Побег». Неплохое кино.

— Андрей, а как вы вообще в милицию попали, ведь вы на инженера-кораблестроителя учились? Поговаривают, якобы из-за квартиры…

— Тогда бы я не в опера пошел, а в участковые. Операм квартиры не полагались… Меня всегда тянуло к этому делу. Просто я не сразу храбрости набрался. А почему решился? К нам в институт постоянно приходили агитаторы — мол, ребята, идите в органы работать. Я взял и пошел. И в первый же день меня отправили в морг. На трупы смотреть. Проверяли, как я себя поведу. Я потом еще около года присматривался к этой работе. Меня прикрепили к опытному оперативнику. У него я учился вести допросы, управлять людьми. Этот процесс меня особенно завораживал…

— Из милиции вы ушли в 1998 году, не дослужив несколько лет до пенсии. Решили полностью переключиться на литературу?

— Это, скорее, косвенная причина. С одной стороны, действительно становилось трудно совмещать творческую и оперативную работу. А с другой — к руководству пришли не слишком профессиональные люди, и мне стало с ними слишком тесно. Причем уходил не я один — уволился весь мой отдел по расследованию умышленных убийств. Такой себе производственный конфликт.

— Как отнеслась к вам писательская братия? Приняла или посчитала выскочкой?

— Меня в Союз писателей сам Борис Стругацкий рекомендовал. Так что даже если кто и против был, то виду не подал. Хотя я себя писателем не считаю. В классическом понимании этого слова. Скорее, я рассказчик. Писатель он ведь как — постоянно должен генерировать всяческие умные мысли. А рассказчик — просто излагает хорошие, смешные истории.

— У вас на официальном сайте многие посетители оставляют свои истории, рассказики…

— Да, и я порою использую их в своих произведениях. Там иногда презабавные встречаются.

— Какие условия для комфортной и продуктивной работы вам необходимы?

— Да практически никаких. Тот, кто пишет, то он пишет. Я ведь свои первые книги где только ни придумывал и записывал: в ночных засадах, на коленях в машине. Даже на вокзале — в зале ожидания один раз писал.

— Есть мнение, что в нашей стране больше всех пьют врачи, журналисты и менты…

— О, поверьте, есть и четвертая профессия, которая с легкостью «делает» всех остальных. Это актеры. То, как пьет милиция — детский лепет в сравнении с лицедеями. Эти парни принимают внутрь все, что горит, причем в таком количестве, от которого нормальный человек уже давно бы отдал душу богу. Думаю, что во многом стереотип «мент пьющий» сложился благодаря моим «Улицам» (сериал «Улицы разбитых фонарей», поставленный по книгам Кивинова. — Авт.). Там просто все актеры считали за честь пропедалировать свой любимый горячительный напиток в кадре…

— А вы сами потребляете?

— Вообще не пью. Даже пиво. Мне это как-то не интересно уже. Кайф перестал ловить.

— А как же вы тогда стрессы снимаете?

— В хоккей гоняю. В баню хожу. Как минимум раз в недельку. Благо в Питере не проблема найти хорошую баньку. И обязательно с друзьями. Паримся с веничками, беседы неспешные ведем (смеется). А вот загородные поездки, — скажем, на село, — это не для меня. Я человек, безвозвратно испорченный городским комфортом. И хотя могу позволить себе купить там любой домик, не делаю этого. Являюсь урбанистом в чистом виде. Не знаю я, куда мне себя в деревне девать, — мне там от скуки на луну выть хочется.

— Вы не устали от того, что все ваши произведения в той или иной степени связаны с милицией, уголовщиной…

— Как раз сейчас ухожу от этого. В моей новой книге «Три дня без любви» вообще нет криминала. Это просто история о человеке, неожиданно для себя столкнувшемся с кризисом семейных отношений.

ОТ ОПЕРОВ — К «УБОЙНОЙ СИЛЕ»

Имя:

Андрей Кивинов

Родился: 25.11.1961, Санкт-Петербург (Россия)

Карьера: писатель, сценарист, опер

Настоящее имя — Андрей Пименов. В 1979 году пытался поступить на литературный факультет пединститута, но не добрал баллов. После института пошел на работу в милицию на должность оперуполномоченного угро. В свободное от службы время написал свою первую повесть «Кошмар на улице Стачек», которая не предназначалась для издания, а только для чтения в узком кругу. Тем не менее, в 1994 году она вышла в свет. В 1998-м оставил службу. С 1999 по 2005-й писал сценарии для сериала «Убойная сила», за который получил телевизионную премию «ТЭФИ», а также «Куклы колдуна», «Любовь под прикрытием», «Подсадной» и др. Женат вторым браком. От первого есть сын Кирилл, от второго — приемная дочь Алиса. Увлечение: хоккей, играет в любительском клубе.

Алекс Панченко
Сегодня