Ветер зерновых перемен

Правительство готовит масштабные реформы на рынке зерна.

Реализация планов чиновников может обернуться устранением с рынка частных зернотрейдеров и снижением цен на продукцию сельского хозяйства

После назначения нового правительства и министра аграрной политики в 2010 году руководство министерства говорило о том, что аграрная политика нуждается в совершенствовании, но революций не будет. По прошествии года аграрно-политических революций  хоть отбавляй. И дело даже не в героической борьбе за гречку и несколько позже за муку (или правильнее было бы сказать с гречкой или мукой). Есть вещи куда системнее и важнее.
Квоты на экспорт не только введены, но и успели стать примером того, как «возможно, имеет место коррупционная составляющая» – так деликатно говорят о происходящем авторитетные международные организации. Рынок земли обещают сделать только для физических лиц, в том время как обрабатывать землю продолжат юридические лица (даже сложно представить, насколько серьезные трансформации это повлечет в аграрном производстве, под слом может пойти вся нынешняя его структура, отстраиваемая добрых 10 лет). Цены на агропродукцию уже не модерируют, а назначают повелением чиновника, а если повеление не вполне вписывается в реалии, лучше изменить реалии (например, отказаться от НДС при импорте). Все это маленькие аграрные революции, накапливающиеся в большой ком, который в случае, если его кто-то подтолкнет, сможет  подмять под себя многие бизнесы и судьбы.

До зерна дошли руки

Ну и конечно зерновой рынок, без него никак.  Страстное рвение чиновников помочь украинскому аграрию продвинуться на пути развития сельского хозяйства выкристаллизовалось в очередном резонансном нормативно-правовом документе.
После вывода на запасный путь раскритикованного Законопроекта №8053, который мог привести к колоссальным убыткам для экономики Украины, 25 февраля народными депутатами был подан Законопроект №8163 о внесении изменений в Закон Украины «О зерне и рынке зерна в Украине» (относительно экспорта зерна по внешнеэкономическим договорам (контрактам). Данный Законопроект определяет особенности осуществления экспорта зерна по внешнеэкономическим договорам (контрактам), а также формулирует термин «Государственный оператор по обеспечению экспорта зерна».
Согласно документу экспорт зерна по внешнеэкономическим договорам (контрактам) будет осуществляться сельскохозяйственными товаропроизводителями зерна, в объемах собственного производства, другими субъектами хозяйствования, которые действуют на рынке зерна, в объемах предвиденных договорами (контрактами) с сельскохозяйственными товаропроизводителями на выращивание зерновых культур, которые осуществили авансовые платежи в объеме не меньше чем 50 процентов цены соответствующей продукции, которая сложилась на биржевом рынке Украины, на срок не меньший вегетационного периода выращивания соответствующей сельскохозяйственной культуры, и Государственным оператором по обеспечению экспорта зерна.
Оператор этот по какому-то странному стечению обстоятельств называется государственным, хотя согласно нормам законопроекта, доля государства в нем должна быть лишь 25 или более процентов. То есть, условно говоря, частная на  70% компания может подмять под себя львиную долю зернового экспорта Украины. Чем одна частная компания, реализации зерна которой не будет альтернативы, лучше конкуренции доброго десятка известных трейдеров, авторы законопроекта умалчивают. Вообще, пояснительная записка к нему написана в лучших традициях «написать что-то отвлеченное на тему», а по большому счету с небольшими изменениями скопирована из 8053.
Очевидно, если мы говорим о государственном интересе в экспорте, то и государственный оператор должен иметь 100% государственного капитала. Именно такому оператору целесообразно отдать полномочия относительно экспорта зерна не только по межгосударственным соглашениям, но и по коммерческим контрактам.
Более того, Закон  «О зерне и рынке зерна в Украине» уже содержит определение государственного агента по обеспечению экспорта зерна и продуктов его переработки, требования к которому предусматривает 75% и больше государственной собственности. То ли авторы проекта плохо читали закон, в который вносили изменения, то ли решили «изобрести велосипед заново».

Полномочия без ответвенности

Дальше в лес – больше дров. Законопроект не предусматривает никаких обязательств окологосударственного оператора закупать зерно непосредственно у аграриев. Ведь государство может выставить достаточно привлекательную закупочную цену, но «агентом оператора» может стать другая компания, как это к слову уже бывало на  зерновом рынке. В результате все «сливки» снимут другие, а аграрии останутся на своей земле рассуждать о том, что «пусть не помогают, лучше бы не мешали». К слову, в последний год так все и происходит, на государство уже никто не надеется (кроме естественно тех, кто имеет талант убеждения конкурсных комиссий в необходимости государственной помощи его проекту, но таких немного), просят хотя бы не мешать.
Впрочем, не все так плохо, по крайней мере, в сравнении с 8053 (это примерно как после удара дубинкой по голове зубная боль ощущается намного меньше). Суть новации Законопроекта №8163 сводится к тому, что частные компании смогут экспортировать хотя бы те объемы зерна, под которые будут заключены контракты с сельскохозяйственными предприятиями с 50-процентным предварительным финансированием урожая до начала вегетационного периода.
Отдельный вопрос, как государство будет проверять  вегетационный период, ведь для разных культур в различных регионах Украины вегетационный период имеет довольно широкий диапазон и может колебаться от 3 до 10 месяцев. Ну кто, скажите, сможет отличить озимый ячмень от ярового? К тому же, без эффективного страхования урожая аграриями (стимулирование которго нынче не стоит в государственных приоритетах) эта норма выглядит холостой, и по большому счету просто будет использоваться для того, чтобы показать, что закон направлен на поддержку аграриев. А неготовность финансировать полевые работы в условиях отсутствия гарантии возврата средств – удобный повод, чтобы отдать экспорт в руки одной компании, которую к слову таким финансированием законопроект вообще не обязывает заниматься.

Цены пойдут вниз

Отстранение от экспорта частных зернотрейдеров не приведет к повышению цен на сельхозпродукцию для аграриев. Наоборот, разница между внутренними ценами и экспортной стоимостью продукции лишь увеличится под давлением переизбытка зерна на рынке в силу неспособности государства и сельхозпроизводителей самостоятельно экспортировать необходимые объемы.

Исходя из прогнозируемого объема производства Украины в 2011 году на уровне 45 млн. т зерна, необходимо будет экспортировать 20 млн. т. Наибольшая компания Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины, которая могла бы исполнять роль Госоператора по экспорту, имеет мощности по перевалке зерна всего лишь 2,5 млн. т в год.

Самостоятельно экспортировать зерно смогут лишь крупные сельхозпредприятия (агрохолдинги), которые способны сформировать достаточно большие партии для отгрузки заграницу собственновыращенного зерна; в лучшем случае такой объем может достигнуть 7 млн. т. В результате излишние для внутреннего рынка 10 млн. т увеличат разрыв между мировыми ценами на зерно и внутренними до убыточного уровня. В долгосрочной перспективе это приведет к снижению производства  фактически до уровня внутреннего потребления, вследствие демотивативационного действия цен.
Во-вторых, запрет для экспорта объектов госрегулирования приведет  к падению инвестиционной привлекательности Украины и оттоку иностранных инвестиций. Многим зернотрейдерам, которые сделали миллиардные капиталовложения в развитие рыночной инфраструктуры, но ограничены в возможности форвардного финансирования сельхозпроизводителей во время посевных кампаний, придется сворачивать бизнес в Украине.
К тому же, опыт регулирования рынка сельскохозяйственной продукции в 2010/2011 МГ говорит о том, что эффективно работать даже на уровне Аграрного фонда, нормативно-правовая база по которому отработана на протяжении 5 лет, а  финансирования более или менее определено,  государство не может. Локальные продовольственные кризисы  являются ярчайшим тому подтверждением.
Практически то же с регулированием экспорта. Госагент получает значительный объем квоты, трейдеры под надуманными предлогами исключатся из экспортного бизнеса, аграрии недополучают треть  доходов, звучат обвинения в коррупции,  а рынки муки, гречки и ряда иных видов продукции все равно штормит. Худшую комбинацию вообще сложно было себе представить. К этому можно добавить классический пример с рынком сахара, где жесткое государственное регулирование привело к хроническому его дефициту. Можно добавить также и углубление кризиса в молочном животноводстве после того, как государство решило отказаться от автоматической системы дотаций через перерабатывающие предприятия,  и решило переделить соответствующие суммы через бюджет.
Опыт других развитых стран уже доказал неэффективность государственных операторов по экспорту зерна. Ярким примером того является Канада и Австралия, которые имели государственных операторов на рынке зерна, однако австралийцы уже отказались от такого способа регулирования рынка в пользу свободной конкуренции. Канада также обязалась лишить своего государственного зернового оператора привилегий монополиста на Дохийском раунде еще в 2008 году. И это в условиях, когда прозрачность работы госагентов в данных странах на порядок выше.
И на этом фоне государство хочет взвалить на себя дополнительную экспортную ношу. Вряд ли идеологи и агитаторы такого решения полноценно представляют себе возможные его последствия.
В таких условия остается один, но достаточно важный вопрос – кто загнется первый, — зерновой сектор или тот, кто взвалит на себя почетную обязанность экспортировать зерно от имени государства? Вопрос, нужно сказать,  не риторический.

Источник: Дело