Кризис левой идеологии

Левая политическая идеология исторически востребована в небогатой Украине.

Политики, выступающие за социальное равноправие и отстаивающие интересы наименее защищенных слоев населения, всегда присутствовали в украинских парламентах — от Центральной Рады до современной Верховной Рады. Особенно популярности левым добавили 70 лет правления Коммунистической партии СССР. Однако что собой представляют украинские левые сегодня, и почему за все годы независимости они не смогли сформировать правящую политическую элиту, несмотря на постоянные разочарования украинцев в правых реформах и правых политиках?

Наблюдения за деятельностью, официальной позицией и поведением последователей идей Маркса показывают, что украинские левые в большей степени специализируются на социальном популизме при отсутствии активных действий по борьбе с антинародным, как они называют власть во все времена, режимом. Лидеры левых партий, будь то КПУ, СПУ или ПСПУ, работая с электоратом, в первую очередь, строят аргументацию на рефлексии, на апелляции к ценностям Советского Союза. Стало быть, возводят в идеал советское прошлое, которое, как бы против этого ни протестовали националисты, в современных условиях — ценности консервативные. Социалисты, отстаивающие консервативные идеи — это политологический нонсенс, тем не менее, ставший нормой для риторики левых партий в Украине. И это первая причина их кризиса.

Второй причиной можно назвать то, что социалисты (равно как и коммунисты, социал-демократы, словом, весь современный левый фланг) не предложили избирателям новой понятной цели, нового идеала, который должен был заменить идеал построения коммунизма в СССР. Постоянная оглядка на с треском развалившуюся страну идеалом быть не может. При отсутствии нового идеала левый электорат лишен необходимой ему политической цели, а значит ему не нужны и те, кто поведет к цели — левые партии. То есть левые попросту не смогли убедить своего же избирателя в своей пользе, и потому все их технологии на практике оказываются недееспособными. А те 3-5% доверия в обществе, которыми они обладают, получены за счет все той же постсоветской иррациональной рефлексии.

Еще одной проблемой левых сегодня можно назвать то, что они никогда не опирались на свою целевую аудиторию, на рабочий класс. Украинские коммунисты, социалисты и социал-демократы не были созданы ни самим пролетариатом, ни на его базе. Часть украинских левых была создана на базе КПСС, то есть уже готового бюрократического организма, которому для поддержания жизнедеятельности достаточно было лишь номинального статуса «поводыря» рабочих и крестьян. Их же преемникам в лице украинских коммунистов и социалистов было достаточно поддерживать видимость благоговения перед «прекрасным вчера» — Советским Союзом.

Левым партиям, функционирующим в условиях правления крупного капитала, в теории и по идее необходимо бороться с гнетом правящего класса максимально эффективными методами, при поддержке широких масс населения. Левые же партии в Украине за все годы независимости не организовали ни одной весомой акции протеста, не консолидировали и не возглавили протестный электорат, который всегда готов идти за тем, кто его поведет против власти.

Почему целесообразно предполагать, что левые партии в Украине не являются левыми именно по причине оторванности от пролетариата, о которой сегодня можно слышать от их оппонентов из правого лагеря? Потому что опора на пролетариат — это одновременно основа существования левой идеи и источник легитимизации партийной деятельности тех, кто ее исповедует. Базирующаяся на коммуникации с пролетариями левая партия впоследствии может стать коммунистической, социалистической и даже превратиться в социал-демократическую силу. Но ни одна соцпартия или компартия не может называться таковой, если изначально была создана «в кабинетах». А украинские левые имеют именно «кабинетную» историю. То есть они исторически появились на партийной карте Украины противоестественным для своей идеологии образом.

Парадоксально, но самая успешная «антиолигархическая» массовая акция протеста — Майдан 2004 года — состоялась благодаря крупному капиталу при поддержке право-радикалов (националистов) и правоцентристов (либералов). Участие социалистов Александра Мороза едва ли можно назвать решающим или вообще полноценным, поскольку: а) СПУ присоединилась к протестам в последний момент, еще в первом туре президентских выборов держась в стороне от уже тогда казавшейся неизбежной волны протестов; б) роль социалистов де-факто ограничилась пламенными выступлениями Юрия Луценко на сцене Майдана. Остальные левые предпочли не заметить шанс реализовать свое идеологическое призвание. То есть те, кто должен был возглавить народное восстание, остались в стороне.

Нельзя делать скидку и на то, что пассивность левых объясняется отсутствием востребованности социалистических идей в условиях глобальной капитализации современного общества. В той же «буржуазной» Западной Европе сегодня действует много левых партий. За основу своей деятельности коммунисты Италии, Франции или Испании сегодня берут непосредственное сотрудничество с различными профсоюзами, решение локальных социальных проблем, конфликтов работодателя и работника, лоббирование агропромышленных вопросов. Левые партии Европы не всегда массовые и не все при власти, но они есть и стоят на органичном для себя фундаменте, а значит, у них есть будущее.

В Украине же не так давно пять украинских партий левой ориентации заявили о планах создать «единую мощную силу» к осени 2011 года. Речь идет о партиях «Народная власть», СДПУ, СДПУ(О), «Справедливость» и Украинской селянской демократической партии. Едва ли рядовой украинский избиратель, ориентированный в своем мировоззрении на левые идеалы, сможет назвать хотя бы по три-пять представителей каждой из вышеуказанных партий, и уж точно не сможет сравнить их партийные платформы и программные цели. Причина в том же искусственном, «кабинетном» создании и закрытом существовании этих политпроектов.

Отсутствие координации между левыми партиями и левым электоратом ставит под сомнение будущий успех проанонсированного политического объединения. А также долгосрочную перспективу работающих сегодня в парламенте и за его пределами левых политиков, единственный рецепт политического выживания которых сегодня состоит в личных договоренностях с идеологическими противниками.

Источник: Лигабизнесинформ